Войти
Четверг, 19 июля, 2018

Здесь живет пан Малков?

Здесь живет пан Малков?

Известная в Коврове фотохудожница и журналист Елена Малкова не теряет связи с городом, в котором состоялась как личность творческая и очень самобытная. Сегодня знакомим читателей сайта Ковров24 с ее рассказом об отце. И начало весьма интригует: «Польской учительнице неофашисты сломали руку, чтобы не писала писем в Россию».

Чтобы фотоархив не выбросили чужие люди

Так уж сложилась судьба, что, прожив в Коврове четверть века, семь лет назад я вернулась на малую родину, в Родники Ивановской области. На Рождество в почтовом ящике обнаружила письмо. На конверте – марки на чужом языке, а адрес написан хотя и по-русски, но неуверенным почерком. Обратный адрес – Польша, город Щецин.

Поскольку письмо предназначалось моей матери Валентине Павловне, а ее уже семь лет нет с нами, открыла конверт. Из него, кроме исписанного листка бумаги, выпало несколько фотографий, на которых был… мой отец. В те годы, когда он еще был очень молодым человеком. Красивым, статным, интересным…

Писала 92-летняя полька Станислава Чекайло. Писала о том, как болеет, как нелегко ей живется одной, но в Дом ветеранов переезжать отказалась… А фото отца высылает, чтобы после смерти ее фотоархив не выбросили за ненадобностью чужие люди…

Надо же! Жива! Я сразу вспомнила 1990-е годы и автора письма. К сожалению, лично я так и не познакомилась с этой удивительной женщиной. Впрочем, расскажу с самого начала, как тетя Стася появилась в жизни нашей семьи.

Через полвека нашла сослуживца в Ивановской глубинке

Весной 1989 года она возникла на пороге нашего дома совсем неожиданно. На звонок вышел отец, удивился незнакомке. А вот она сразу узнала однополчанина Виктора Малкова, с которым воевала в Войске Польском с 1943 по 1945 годы. Радости не было предела! Говорили и говорили, вспоминали те военные годы, друзей-товарищей…

Станислава гостила у нас почти полмесяца. Трудностей с переводом не было, поскольку она – учительница русского языка. Разговоры с ней были не просто приятными воспоминаниями для отца, но и занимательными экскурсами в другую, заграничную жизнь для всей нашей родни и соседей.
Как выяснилось, адрес моего отца спустя 45 лет после войны тетя Стася нашла по фотографии на обложке польского журнала «Воин». На групповом снимке узнала лицо советского солдата Виктора Малкова. И хотя в 1989 году ей было почти 65 лет, всё же рискнула поехать в глубинку Ивановской области.

Именно тетя Стася через польское и советское посольства добилась, чтобы нашли отца награды, которые ему не смогли вручить из-за ранения в конце войны.

В мундире польского жолнера

Моего отца, Виктора Васильевича, всегда было трудно разговорить на тему Великой Отечественной. Как многие участники тех страшных событий, он неохотно пускал в свою жизнь ужасы и тяготы войны. Это для нас, родившихся в послевоенные годы, те дни и ночи представлялись красивым, ярким подвигом. Для ветеранов это всегда была лишь боль и горечь утраты.

Но незадолго до смерти мой отец всё-таки поговорил со мной и братом о тех далеких днях.
Мы узнали много интересного и о войне, и о других «заморских» странах, и том. Каким героическим был наш любимый папа.

Помню то чувство гордости за него, которое охватило меня при его рассказе!

Свое 17-летие он отпраздновал уже красноармейцем. В ноябре 1943-го его прямо со школьной скамьи призвали в Красную армию. Вместе с другими новобранцами был зачислен на учебу в механизированный автобронетанковый полк. Через полгода стал механиком-водителем бронемашины, получил звание младшего сержанта.

Вскоре молодой боец оказался на территории Польши, где в то время шли жестокие бои. По приказу командования Виктор с другими советскими военнослужащими сменил форму красноармейца на мундир польского жолнера и в составе Войска польского дошел до Кёнигсберга (ныне – Калининград).

Экипаж его машины состоял из двух человек. Напарником был польский солдат. Основная военная «работа» заключалась в разведке и доставке срочной почты. Последнее, пожалуй, всего труднее. Чтобы как можно быстрее доставить по назначению срочный пакет, порою приходилось сутками не покидать машину.

Нередко попадали под артобстрел, под бомбежку. А однажды, в зиму с 1944-го на 1945 год, их боевая машина провалилась под лед, оказались в студеной воде. Наши подоспели на помощь, вытащили. Спустя многие годы это купание зимой скажется на ногах.

Запомнился эпизод, рассказанный отцом моему сыну. На одной из военных дорог его обогнал на полуторке молодой парень. Во рту – папироска, пилотка набекрень, в глазах – огонек. Раззадорился и отец. Кто кого перегонит? Перед мостом уступил дорогу незнакомцу, тот первым влетел на мост и... взрыв! Только круги разошлись по воде… Судьба!

Победу отец встретил под Берлином. После окончания войны продолжал служить в армии, уже в советской. Лишь в конце 1950 года демобилизовался, вернулся домой.
Работал, женился, растил детей, сами с мамой строили дом. В общем, все как у всех в те советские годы. Не забывал боевых друзей, с самыми закадычными переписывался, но с каждым годом письма от сослуживцев приходили всё реже и реже…

За боевые действия в составе народного Войска польского Виктор Малков получил четыре награды. Последний польский крест нашел его всего за год до смерти. К сожалению, все его знаки отличия украли из камеры хранения на одном из московских вокзалов, когда он возвращался из санатория.

Из Щецина никто не ответил

Папина однополчанка Станислава Чекайло после войны всю жизнь работала в школе, преподавая польским ребятишкам русский язык. Семью не создала, и своих детей у нее не было.
Когда, погостив у нас, пожилая женщина вернулась в родной Щецин, о ее встрече с советским солдатом узнали молодчики из организации «Солидарность», жестоко избили и сломали руку, чтоб неповадно было переписываться с «оккупантом». Но мужественная тетя Стася продолжала писать нам до самой смерти моего отца, приглашала в гости. Мои родители скрыли от меня приглашение, ведь в то время я работала на оборонном предприятии в Коврове…

Удивительно, как перекликается поведение польских молодчиков-неофашистов с «подвигами» нынешних молодых нацистов из стран Балтии и Европы. Для многих сегодняшних россиян это стало откровением, а ведь, оказывается, такие неадекватные действия в странах бывшего Варшавского договора давно уже были в обиходе почитателей нацизма. Грустно все это!

В последнем, полученном уже мною письме польская учительница писала, как с нетерпением ждет 26 апреля. Это дата форсирования реки Одры, на которой и расположился древний польский городок Щецин. В этот день каждый год проходят большие торжественные мероприятия на кладбищах, где похоронены польские и советские солдаты и офицеры.

После того, как получила письмо из далекой Польши, очень захотелось увидеться с тетей Стасей, обнять, расспросить о войне. Наверстать упущенные возможности из-за неразговорчивости отца на тему войны. Сразу через Интернет написала в администрацию Щецина, попросив навестить ветерана Великой Отечественной и прислать мне ее фото. Увы, на письма так никто и не ответил … И всё же я обязательно постараюсь ее навестить! Очень жалею сейчас, что в 1989-м не познакомилась с гостьей из Польши (жила тогда в другом месте). Надеюсь, встреча всё-таки состоится.

Когда Стася нашла отца, и он поехал в Польшу, там первым делом навестил места, где когда-то воевал. До последних дней жизни отец писал в военные архивы, чтобы разыскать боевых товарищей, но ему так и не довелось найти фронтовых друзей. Кроме Станиславы, которая нашла его сама…
«Когда уйдет из жизни человек, с ним умирает первый его снег. И первый поцелуй. И первый бой… Все это забирает он с собой».

Как только касаюсь темы войны и ветеранов, эти грустные строчки Евгения Евтушенко невольно всплывают в памяти упреком нам, ныне живущим. Так мало осталось людей, ставших очевидцами и участниками тех страшных и в то же время героических лет. И как мало мы интересовались той темой, как мало узнали для того, чтобы передать ее своим детям и внукам.
Эта переданная из поколения в поколения память должна стать нерукотворным памятником нашим героическим дедам и прадедам. Отцам и матерям. Всему тому поколению героев, благодаря которым мы живем в прекрасной независимой стране, которую с гордостью называем своей Родиной.

Елена МАЛКОВА

Для добавления комментариев на сайт, Вам необходимо войти на сайт или зарегистрироваться.