Войти
Понедельник, 20 августа, 2018

Паломница

Паломница

И снова в гостях рубрики "Ковровские литераторы" писательница Маргарита Лосевская и ее очень живые и бесхитростные рассказы - о людях, добрых и не очень, о судьбах. Легко, просто и понятно она пишет о вечных ценностях в жизни каждого человека.

Перед отходом электрички в вагон вошла пожилая, просто одетая женщина, коренастая, с крупным, открытым, добрым лицом. На голове - серая вязаная шаль. Из-под неё на лоб выбиваются густые прядки вьющихся седеющих тёмно-русых волос. Серо-голубые глаза смотрят бесхитростно и прямо. На скамейку напротив положила сумку и рюкзак. Мельком взглянув на меня, попросила:

- Присмотрите, сейчас вернусь.

Я согласно кивнула. Соседка отсутствовала довольно долго. Отметив её чрезмерную доверчивость, вспомнила одно уголовное дело.

За кражу вещей на вокзале у транзитных пассажиров судили девушку, по виду вчерашнюю выпускницу школы, похожую на снегурочку, с наивными голубыми глазами и тугой белой, как бы льняной, косой. Она приходила на вокзал с объёмной сумкой, набитой старыми газетами. Садилась на скамейку в зале ожидания, заводила разговор с пассажиркой, обременённой багажом. Рассказывала, что едет навестить больную маму, отпросилась с лекций в институте. Потом, оставив сумку на сиденье, просила собеседницу присмотреть за ней, пока она сходит в туалет. Та в свою очередь, отлучаясь по надобности, поручала «Снегурочке» проявить заботу о её багаже. Когда пассажирка возвращалась, то ни поклажи, ни милой девушки уже не было. Мошенница работала с парой дюжих, недобрых молодцев. Они быстро переносили вещи в такси и отбывали в неизвестном направлении. Так промышляли пять лет. В зале суда воровка сидела в середине, а по бокам - два «биндюжника». Я смотрела на девушку и думала, что непременно расположилась бы к ней, оказавшись рядом на вокзале. Чистоту и невинность излучало её лицо. Безмятежно и честно смотрели глаза-васильки. Светлая головка с аккуратным прямым пробором являла идеал девичьей скромности. Её партийная кличка - «Манька-зазывала». Множество душ затянула она в свои сети за пять лет воровской работы.

Возвратилась моя попутчица.

- Собралась бежать с вашими вещами на рынок, - пошутила я.

- Много бы не выручили, - улыбнулась она.

Посмотрев дружелюбно друг на друга, мы разговорились, познакомились. Её звали Нина. Она ехала домой из паломнической поездки в Сергиев Посад, где беседовала с ясновидцем Отцом Наумом и молилась мощам Святого Сергия. Я спросила:

- Где вы останавливались? У вас в Посаде есть знакомые?

- Никого нет. Поехала, как всегда, в неизвестность. В Петушинской электричке познакомилась с молодой супружеской парой. Поведала им, что еду в Сергиев Посад, но никого там не знаю, мне негде ночевать. Попутчица обратилась к мужу с просьбой дать мне адрес его тамошних знакомых. Он написал и передал мне записку, где было указано имя хозяйки: «Вера Николаевна» и адрес. Приехав ночью в Посад, долго блуждала по его безлюдным, неосвещённым улицам на холмах. Замёрзла. Болели ноги. Было жутко от темноты и одиночества. Наконец, часа в три утра нашла нужный деревянный двухэтажный дом. Звонка нигде не было. Долго стучала в дверь. Вышла молодая женщина. Раздражённо спросила: «Что надо»? Я назвала имя, указанное в записке: «Веру Николаевну». Женщина резко и неприязненно заявила: «Её убили». У меня сильно забилось сердце, закружилась голова , земля поплыла под ногами от такого известия тёмной ночью у незнакомого дома. Вероятно, поняв моё состояние, хозяйка смягчилась и пригласила в дом. Спросила: «Куда приехала, надолго ли»? Ответила: «В Монастырь, на три дня». Она сказала: «Плата у нас небольшая, но берём вперёд». Я отдала деньги. Меня поселили в комнате, где были ещё две старушки. Одна из них на вторую ночь заявила хозяйке, что у неё из сумки, оставленной в доме, пропали деньги, 7ооо рублей. Молодуха закричала, что старуха врёт. Та настаивала на своём. Обе - в крик. Что тут было! Хозяйка схватила вещи постоялицы: одежду, обувь, сумку, и всё через форточку выкинула на снег. Я пыталась усовестить её. Но ничего не помогло. Квартирантку она вытолкала за дверь. Темень, стужа… Куда пойдёт бедная? Я очень переживала, всю ночь не спала, молилась за обеих, обиженную и обидчицу, а утром, к 5-ти часам, пошла на службу.

Её рассказ меня впечатлил. Я поинтересовалась, сколько ей лет, где живёт, кем работала. Нина поведала:

- Мне 68 лет. Живу в Вязниках. Работала в больнице санитаркой. Приходилось и судна выносить, и бомжей обмывать, обрабатывать, стирать их завшивленное, грязное бельё. Пенсию определили в 6000 рублей. Моя дочь, когда работала в гороно бухгалтером, мне помогала. Её уволили, якобы по сокращению штата, поскольку ей 48 лет. Но на её место взяли молодую. Сейчас она ищет работу в Москве по интернету. И всё неудачно. Приезжает злая, усталая. Из пенсии даю ей немного денег, оставшиеся трачу на паломнические поездки. Ездила к Святым Отцам в Пензу, Саранск, Нижний Новгород. В Нижнем поклонилась Чудотворному Образу Пояса Пресвятой Богородицы. Очередь была огромная. Простояла целую ночь. Но всё - чинно, спокойно.

Нина показала мне иконки с Образом Пресвятой Богородицы, держащей в руках Пояс, и Образом Иерусалимского Храма Гроба Господня. Пояснила: 

- Подарили Святые Отцы. Она продолжала:

- Какое счастье видеть и слышать Святых Отцов! Вы бы знали, какие они красивые, величественные и простые! Имея высокий духовный сан, одеты в старенькие подрясники, подпоясаны бечёвками. Но от их седин и лиц исходит сияние. Такие глубокие истины открывают, такие мудрые советы дают! Иногда в большой перерыв между поездками чувствую, как источник моей души оскудевает. Тогда снова собираюсь в путь.

Я слушала и отмечала правильность её речи. Подумав, поняла, что человек, читающий духовные книги, не может говорить плохо. Спросила:

- Как же вы ездите так далеко, не имея достаточно средств?

- Встречаясь в дороге с людьми, с ними беседую. Многие проникаются, дают денег, кто сколько может. В Сергиевом Посаде читала Акафист. Батюшка дал сотню.

Всё это меня поразило. Видя моё взволнованное лицо, Нина достала из сумки просфору, аккуратно упакованную в прозрачный пакетик, протянула мне:

- На здоровье.

Я поблагодарила. Нашарила в кармане оставшиеся от поездки 80 рублей и передала паломнице. Поезд подошёл к Коврову. Мне - выходить. Мы улыбнулись друг другу и выразили надежду, что ещё как-нибудь встретимся в электричке.

Апрель 2014 года. Маргарита Лосевская.

Для добавления комментариев на сайт, Вам необходимо войти на сайт или зарегистрироваться.